Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Из клетки выпустили грузинского ястреба

gr2

Я уже писал ранее, что в Грузии есть только один ястреб. Это Ираклий Окруашвили. В 2005 г. он разработал план захвата Южной Осетии. Саакашвили струсил, поддался уговорам американцев («нельзя раздражать Россию», «надо налаживать диалог», «вести мирные переговоры» и т.п.). Говорят, что тогда Окруашвили от злости переломал всю мебель в кабинете Саакашвили – вполне похоже на правду.

Осенью 2006-го под американским давлением Саакашвили снял Окруашвили с Минобороны, а потом и вовсе выгнал из правительства. В Вашингтоне наивно полагали, что если сдержать грузин, то наши (т.е. русские) точно не полезут.

Сегодня же:

Ираклия Окруашвили выпустили под залог

Конечно, Окруашвили типичная сволочь, каких много в грузинском политическом мире, способен на циничные союзы (норма для этой страны), патологически амбициозен (это хорошо), но… агрессивный патриот Грузии (что большая редкость!).

Трусливые пингвины из «Грузинской мечты» не зря его побаиваются, потому что - способен на всё. Однако ситуация теперь иная, чем в 2005-6 г.г. Пока что совсем неясно, что будет сейчас делать Окруашвили. Тем не менее его появление в упадническом политическом пространстве Грузии может вызвать, скажем осторожно, определенный сдвиг.

Песня о Буревестнике


Очень актуальна "Песня о Буревестнике" Максима Горького, написанная ровно сто лет назад. Прочитайте её еще раз. Когда-то в школе учили наизусть. Заставляли выходить к доске и читать это произведение. Считалось, что всё это правильно и хорошо, что надо стремиться к буре, сметающей всё, и что надо высмеивать испугавшихся чаек, гагар с их неспособностью к наслажденьям и трусливых жирных пингвинов. Правда, я уже тогда догадывался, что всё это не относится к существующей власти, к той, которая здесь и сейчас.

А может, сейчас - опять относится?
К тому же у нас почти в каждом городе есть ул. Восстания и ул. Революции... 

 Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо
реет Буревестник, черной молнии подобный.
     То крылом  волны касаясь,  то стрелой взмывая к тучам,  он кричит,  и -
тучи слышат радость в смелом крике птицы.
     В этом крике  - жажда бури!  Силу гнева, пламя страсти и  уверенность в
победе слышат тучи в этом крике.
     Чайки стонут перед бурей,  - стонут,  мечутся  над морем  и  на дно его
готовы спрятать ужас свой пред бурей.
     И  гагары тоже  стонут, -  им, гагарам, недоступно  наслажденье  битвой
жизни: гром ударов их пугает.
     Глупый пингвин робко  прячет  тело  жирное  в  утесах...  Только гордый
Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!
     Всё мрачней  и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к
высоте навстречу грому.
     Гром  грохочет.  В  пене  гнева  стонут  волны,  с  ветром  споря.  Вот
охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и  бросает их с размаху в  дикой
злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады.
     Буревестник с  криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает
тучи, пену волн крылом срывает.
     Вот он носится, как демон, - гордый, черный демон бури, - и смеется,  и
рыдает... Он над тучами смеется, он от радости рыдает!
     В гневе  грома, - чуткий демон, - он давно усталость слышит, он уверен,
что не скроют тучи солнца, - нет, не скроют!
     Ветер воет... Гром грохочет...
     Синим пламенем  пылают  стаи  туч над  бездной  моря. Море ловит стрелы
молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи,  вьются в море, исчезая,
отраженья этих молний.
     - Буря! Скоро грянет буря!
     Это смелый Буревестник  гордо  реет между  молний  над  ревущим  гневно
морем; то кричит пророк победы:
     - Пусть сильнее грянет буря!..


1901 г.