Дивлюсь я нa небо... (procol_harum) wrote,
Дивлюсь я нa небо...
procol_harum

Categories:

Из жизни чекистов

d8dab803579af64e670a2c5066356d37
Многое проявляется и в наши дни, оно нам знакомо. Но немало людей всё забыло и не видит связи между временами. Из-за чего происходит бесконечное продолжение того, что захватило нас в 1917. Сатанистов не осудили, а теперь их даже восславляют. Так чего ж вы хотите?

Под влиянием огромной власти многие чекисты чувствовали себя сверхлюдьми, хозяевами жизни и смерти как арестованных, так и тех, до кого они ещё не дотянулись. Избивая арестованных, чекисты кричали, что НКВД – выше прокурора и самого ЦК: «Органам НКВД доверяют и они не нуждаются в контроле прокуратуры. Нам дана партийно-чекистская диктатура, что хотим, то и делаем с врагами. Враг народа вне закона»; «Прокуроры и суд в наших руках, что мы им скажем, то и будет. А те прокуроры, которые за вас, они все сидят, их у нас в тюрьме целый совхоз»; «Нам Москва всё разрешила, хоть самому Сталину пиши».

Отношение к партийному руководству в годы террора было также высокомерным. Изрядно подвыпивший Ежов [расстрелян в 1940 г.] в июле 1937 г. поучал награждённых чекистов, как им работать в новых условиях: «Чего вам бояться? Ведь вся власть в наших руках. Кого хотим – казним, кого захотим – помилуем. Вот вы, начальники управлений, а сидите и боитесь какого-нибудь никчёмного секретаря обкома. Нужно уметь работать. Ведь вы понимаете, что мы – это всё. Нужно, чтобы все, начиная с секретаря обкома, под вами ходили». О ряде членов Политбюро ЦК Ежов говорил как о ненадёжных, проморгавших врагов в своём окружении, и нередко «в присутствии подчинённых бросал крылатые фразы о близких связях отдельных членов политбюро с… репрессированными заговорщиками». (Расстрел Ежова)

Высокомерие, чванливость и грубость были характерными чертами оперработников. Отношение к окружающим как к потенциальным агентам или арестантам провоцировало на проявления наглости и хамства.

Для партийно-советского аппарата было характерно хамское отношение начальства к подчинённым, в обращении процветал мат: и Сталин, и Каганович, и Хрущёв активно употребляли нецензурную лексику. Аналогично разговаривали с подчинёнными Ягода, Ежов, Берия. Мат был универсальным языком чекиста, пригодным для разговоров как с арестованными, так и друг с другом. Виртуозным владением непристойной бранью отличались многие оперативники, для которых мат был способом давления на подследственных. Р. В. Иванов-Разумник вспоминал, какое сильное впечатление на арестованных производили изощрённые нецензурные ругательства из уст женщин-следователей, особенно учитывая, что это были молодые, ухоженные, модно одетые дамочки.
Отсюда.

Flag Counter

Tags: россия, чекисты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments