Дивлюсь я нa небо... (procol_harum) wrote,
Дивлюсь я нa небо...
procol_harum

Category:

Ссылка в царской России

Во времена советской власти нам все уши прожужжали про село Шушенское, в котором Ленин отбывал ссылку. Якобы это было что-то ужасное, преступление царского режима против честных и отважных революционеров, желавших осчастливить человечество. Никогда не интересовался теми местами, даже не знал, где находится это Шушенское. Знал только, что Ленин благополучно бежал оттуда - прямым путем за границу, в Швейцарию. Но не знал, что ссылка в гуманной царской России была просто настоящим санаторием.

Оригинал взят у is2006 в Ссыльный Владимир Ильич за своё "жалованье" - восьмирублёвое пособие - имел чистую комнату, кормёжку
Оригинал взят у slovo13 в Как проклятый царизЬм издевался над рэволюсьёнэрами
http://www.pseudology.org/Valentinov_Lenin/UnnownLenin/02.htm

Как на самом деле жилось Ленину в ссылке - можно довольно ясно себе представить по свидетельству Крупской: "Дешевизна в этом Шушенском была поразительная, - писала Крупская. - Например, Владимир Ильич за своё "жалованье" - восьмирублёвое пособие - имел чистую комнату, кормёжку, стирку и чинку белья - и то считалось, что дорого платит... Правда, обед и ужин был простоват - одну неделю для Владимира Ильича убивали барана, которым кормили его изо дня в день, пока всего не съест; как съест - покупали на неделю мяса, работница во дворе - в корыте, где корм скоту заготовляли, рубила купленное мясо на котлеты для Владимира Ильича, - тоже на целую неделю... В общем ссылка прошла неплохо".


Мало сказать - неплохо. Она была чудесна

Что ссылка была совсем не страшна - Ленин это почувствовал очень скоро по своём водворении в Шушенском. "Сегодня ровно месяц, как я здесь, и я могу повторить то же самое: и квартирой и столом вполне доволен ..." (письмо от 20 июня 1897 года).

Бараны и котлеты с добавлением горы картофеля, огурцов, кислой капусты, свёклы, а в качестве десерта сибирских ватрушек, очевидно, шли Ленину впрок. О минеральной воде, прописанной для его желудка швейцарским доктором, "я и думать забыл и надеюсь, что скоро забуду и её название" (письмо от 20 июня 1897 года). А четыре месяца спустя в письме к матери он добавляет: "Здесь тоже все нашли, что я растолстел за лето, загорел и высмотрю совсем сибиряком. Вот что значит охота и деревенская жизнь! Сразу все питерские болести побоку!".

Ленин в ссылке приобрёл столь упитанный вид, что приехавшая в Шушенское в мае 1898 года вместе с Крупской её мать, увидев его, не могла воздержаться от возгласа: "Эк вас разнесло!". "Он ужасно поздоровел, и вид у него блестящий сравнительно с тем, какой был в Питере", - сообщала Крупская Марии Александровне Ульяновой в письме от 22 мая 1898 года. Пожив немного в Шушенском, она сама должна была откровенно признать, что их ссылка действительно одно только удовольствие. "Вообще теперешняя наша жизнь напоминает "форменную" дачную жизнь, только хозяйства своего нет. Ну, да кормят нас хорошо, молоком поят вволю, и все мы тут процветаем. я ещё не привыкла к теперешнему здоровому виду Володи, в Питере-то я его привыкла видеть всегда в довольно прихварывающем состоянии" (письмо от 26 июня 1898 года).

Чтобы сделать жизнь ещё более удобной и отвечающей их вкусам и потребностям, супруги Ленины перешли от пансиона у чужих людей к собственному хозяйству, приобретя всё, что нужно для его ведения. Заботу о нём взяла на себя Елизавета Васильевна, а на подмогу наняли прислугу. "Наконец мы наняли прислугу, девочку лет 15, за 21/2 р. в месяц + сапоги, придёт во вторник, следовательно, нашему самостоятельному хозяйству конец. Напасли на зиму всякой всячины" (письмо Крупской от 9 октября 1898 года). О том же предмете две недели спустя: "Наняли девочку, которая теперь и помогает маме по хозяйству и всю чёрную работу(10) справляет".

Вот эта возможность не думать о заработке, о хлебе насущном, сбросить всю "чёрную работу" на прислугу, эта удивительная свобода, которой Ленин пользуется в Шушенском, превратили его трёхгодичное пребывание в ссылке, по выражению Крупской, в дачную жизнь, полную всяких приятностей. "Пленник царизма" отдаётся в ссылке спорту, конькам, охоте.

Тетёрки, утки, зайцы, дупеля не сходят с их стола

Он ездит в гости к другим ссыльным и принимает их у себя, получает через родных тюки журналов, газет, русские, немецкие, французские книги, нелегальные издания. Он ведёт обширную политическую переписку, составляет книги, пишет статьи в журналы и революционные брошюры для издания в Женеве.

За исключением конца 1899 года, когда он рвался скорее уехать из ссылки, не спал и худел, и начала пребывания в Шушенском, когда он "с горечью" (его слова) чувствовал принудительное удаление в Сибирь, жизнь проходит под знаком спокойствия и довольства при полной свободе интересоваться и изучать то, к чему его влекло. Только недавно вступивший в литературу Ленин, побуждаемый самолюбием, желанием завоевать скорее известность, спешит выступить в печати с каким-нибудь сборником своих произведений. Мало кому известному писателю найти издателя нелегко. Ленина это не смущает. Деньги найдутся. "Насчёт финансов, потребных для издания, я думаю, можно бы сделать у мамы "внутренний заём"..." (письмо к М. Елизарову от 13 марта 1898 года).

Ему прекрасно известно, что родные всегда готовы беззаветно ему служить, поэтому все дела по печатанию проектируемого сборника - покупки бумаги, выбора типографии, контроль за её работой, он намеревался возложить на Елизарова, а Маняше поручается корректура. Решив это и убедившись, что мать не отказывает ему в потребных для издания нескольких сотнях рублей, он составляет сборник "Экономические этюды и статьи", в котором значительную часть представляет статья "К характеристике экономического романтизма", уже напечатанная в апрельской книге (№ 7) журнала "Новое Слово" за 1897 год. Этот сборник, за исключением парадоксальной статьи "От какого наследства мы отказываемся?", содержания весьма тусклого и начатый набором на средства, выданные матерью, в конце концов, благодаря разным протекциям, - особенно П.Б. Струве, - удаётся для выпуска передать издательнице Водовозовой. Тираж его невелик, гонорар мал, но это литературное выступление не в журнале, не скопом, а в одиночку, отдельной книгой, привлекая к себе внимание, - уже успех для начинающего писателя.

В это же время из материалов, собранных и разработанных в тюрьме, Ленин в Шушенском тщательно составляет книгу "Развитие капитализма в России". Он работает над ней не торопясь, два раза, с помощью Крупской, переписывает текст. Пишет он отнюдь не потому, что ему нужен заработок: это ему приятно, это его увлекает. Он проникнут мыслью об особой важности книги. Уже с 1894 года - после появления на мимеографе его очерка "Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?" - Ленин придаёт своим произведениям громадное значение. По его глубокому убеждению, подготовляемая им книга лучше и глубже, чем какое-либо из появившихся марксистских произведений, покажет как, откуда, при каких условиях развивается русский капитализм и какие перспективы он несёт. О книге на эту тему он стал думать ещё в Самаре в 1893 году, прочитав монографию Постникова "Южно-русское крестьянское хозяйство".

Позднее, после смерти канонизированного Ленина, его книгу о "Развитии капитализма в России" объявят "гениальным произведением" и "Большая Советская Энциклопедия" (изд. 1-е, т. 36, ст. 338) будет писать: "Этот фундаментальный труд Ленина, основанный на длительном изучении громадного конкретного материала, явился как бы завершением серии его предшествующих работ, в которых Ленин теоретически осветил тот экономический плацдарм, на котором уже начинали развёртываться гигантские бои русского пролетариата и на котором предстояло действовать русской революционной социал-демократии... В "Развитии капитализма в России" Ленин дал исчерпывающий анализ общественно-хозяйственного (капиталистического) строя России и классового строения русского общества. На этом точнейшем анализе базировалась вся тактика большевиков в революции 1905-07 гг."

--------------

Вот этот дом в Шушенском (Красноярский край). При советской власти был местом туристического паломничества.
011

 «…туристическая Мекка советских времен растеряла прежнее величие, враз оказавшись ненужной. Ведь всем лучшим в себе — вокзалами, аэропортом, магазинами, кафе, Домом быта, кинотеатром «Искра» и самим планом серьезной реконструкции, принятым в свое время в связи с подготовкой к 100-летию со дня рождения Ленина, — Шушенское обязано лишь Ильичу, чье место ссылки было решено превратить в музей государственного значения. Как только Ленин «вышел из моды», поселок устремился в пропасть запустения. Жизнь в нем, конечно, не остановилась, но как-то сникла, лишившись серьезной энергетической подпитки. Все Шушенское сегодня представляет собой музей-заповедник уже подзабытой в столицах убогой позднесоветской жизни рубежа 1970—1980-х. Это, конечно, придает ему некоторое ностальгическое очарование, которое, впрочем, длится совсем недолго и доступно лишь приезжим, а никак не местным жителям. 

Емкий символ сегодняшнего Шушенского — недостроенная площадь Торжеств на задах музея, на которой планировалось установить бюсты соратников Ленина, зажечь Вечный огонь и устроить музейный выставочный зал, оборудованный по последнему слову техники. В сущности, теперь это еще один пустырь, заросший травой, только пробивается она между гранитными плитами, которыми когда-то была вымощена площадь. В центре ее — открытый в 1976 году памятник Ленину работы столичного скульптора Владимира Цигаля: на 9-метровой гранитной колонне голова молодого Ульянова, а рядом с колонной — гигантская гранитная же книга с ленинской цитатой про «теорию революционного марксизма». Вокруг неприкаянной и постоянно пустынной площади выросли высокие деревья, и, если смотреть со стороны речки Шуши, то кажется, что ленинская голова выглядывает прямо из леса. «Голова в кустах», — в шутку прозвали мы этот печальный памятник запустению некогда процветавшего поселка. Он напоминает знаменитую Зону из фильма «Сталкер» Андрея Тарковского»…



Tags: история, революционеры, россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments