Дивлюсь я нa небо... (procol_harum) wrote,
Дивлюсь я нa небо...
procol_harum

Categories:

Игорь Макаров. По гамбургскому счету

У нас одна мерзость, у них - другая.

Оригинал взят у shiropaev в Игорь Макаров. По гамбургскому счету

В Германии есть много уникальных городов, но три из них выделяются особо – Берлин, Гамбург и Бремен. Своеобразие их в том, что они одновременно являются «городами-государствами»  и имеют статус федеральных земель. По моим наблюдениям, Берлин все еще довольно безопасный город.  Другое дело - Гамбург и Бремен. Эти города медленно, но верно погружаются в пучину беззакония и преступности.



В Гамбурге, на Лерхенштрассе, есть полицейский участок. Рядом бывший рабочий квартал, известный своими жестокими нравами. По вечерам здесь бесчинствуют «капуцентрэгери» («молодчики в капюшонах»), или, как они сами себя предпочитают называть на греческий лад, «коукоулофори». Не так давно в Греции от полицейской пули погиб 15-летний участник антиправительственных волнений. Молодежь во время этих схваток просто насмерть рубилась с полицией. Афинский пример оказался заразительным и для Гамбурга. В полицейский участок на Лерхенштрассе пришло письмо с напоминанием о греческом прецеденте и  обвинениями в «истязаниях» и «расистском терроре». Почему полицию оно не насторожило, не знаю, только вслед за письмом последовала атака «капуцентрэгеров».  Декабрьской ночью воплями о помощи молодчики выманили женщину-полицейского из здания, а потом закидали ее из-за засады градом камней (по счастливой случайности, она укрылась за каким-то навесом). Затем ночные хулиганы подожгли две патрульные машины и разбили окна участка камнями. Такого дерзкого нападения на полицию, притом без видимого повода, в Гамбурге еще не было. Говорят, молодчиков было полтора десятка и они разбежались так быстро, что полиция охнуть не успела. Прокуратора, ввиду особой дерзости преступления, возбудила уголовное дело по статье «Покушение на убийство». К расследованию подключилась и «Штаатсшутц» (эта служба занимается государственными преступлениями). Однако интенсивные розыски так ни к чему и не привели.

Нападения на полицию, на политических противников (да и на кого угодно), беспорядки во время демонстраций в люмпенизированных кварталах Гамбурга в последнее время стали обычным явлением. Говорят, «молодчики в капюшонах» имеют и свой организационный центр, и не где-нибудь, а в полуразваленном здании бывшего театра «Роте Флора», который его хозяева выдают за некий культурный центр.

Пока полиция ломала голову, кто мог спланировать нападение на участок и какое отношение к этому имеет «Роте Флора», город снова разбудил вой пожарных машин. В прилегающем к гавани районе Хаммерброок, населенном ремесленниками и до недавних пор сравнительно спокойном, неизвестные сожгли две машины таможенной службы (принадлежность к которой легко установить по номерам). О политической мотивации данного случая остается только гадать. В полиции также недоумевают: кто и зачем сжег в те же дни микроавтобус и мобильный жилой домик? Кому выгодно, чтобы Гамбург стал городом страха и ночных поджогов? Они охватили уже не только город, но и прилегающие сельские общины, в том числе Люнебург или Траппенкамп. Правая печать валит вину на «левых экстремистов». Заголовок одной из газет гласит: «Второй фронт. Вслед за Берлином Гамбург стал оплотом левоэкстремистского насилия». Но из статьи видно, что проблема куда серьезнее. «Грань между криминальными поджогами и более или менее выраженным политическим насилием исчезает», - констатирует автор.  Единственное, чем пока могут похвастаться криминалисты, так это составлением «психограммы» поджигателей, но, согласно ее выводам, причиной молодежного насилия стали «эмоциональные», а не политические мотивы. Эксперты полагают, что поджигатели просто подражают политическому насилию (удобная отговорка для властей). Тем не менее, трудно отрицать, что поджоги в Гамбурге спровоцировал саммит «восьмерки» в Хайлигендамме в 2005 году. Тогда, в  пылу демонстраций антиглобалистов, сгорели несколько машин, принадлежавших политикам и крупным боссам от экономики, пиар-рекламы и журналистики. А затем словно прорвало. Поджоги стали настоящей головной болью гамбургского сената: в 2008 году сгорело 108 автомашин, в минувшем – на десяток больше. Причем это только по сведениям полиции, а преступления, которые расследует «Штаатсшутц», данная статистика не учитывает.

В Бремене криминальная ситуация тоже ухудшается на глазах. Речь не о ночных поджогах и не о вакханалии молодежного насилия, а о курдско-ливанском криминальном клане. Он и раньше здесь правил бал, но с недавних пор просто вышел из-под контроля. Признаюсь, наслушавшись от бременцев разных баек о творимых в городе ужасах, я поначалу засомневался: неужели в Германии возможно такое? Но потом открыл солидный правый еженедельник «Юнге Фрайхайт» и убедился, что страхи бременцев вполне обоснованны.

… Бременский земельный суд. На скамье подсудимых братья Халил и Али, 22 и 23 лет. Широкоплечие, наголо бритые. В ночь на первое мая они до полусмерти избили своего ровесника Армана, выбили ему глаз, переломали кости. В зале нет свободных мест: курды, арабы, турки. Халил и Али – члены курдского клана, который переселился из Ливана в Бремен лет двадцать назад. По данным полиции, его численность достигла 1400 человек. Криминальную известность имеют 440 субъектов, то есть каждый третий член клана. За последние полгода 150 боевиков из этой группировки совершили 250 преступлений разного калибра: от краж и разбойных нападений до нанесения телесных повреждений и покушений на убийство. Под их полным контролем – сфера диско- и шоубизнеса. Бременцам эта мафиозная паутина уже костью в горле. Вот как обычные прохожие отвечают на вопросы журналиста «Юнге Фрайхайт»: «С этими лучше не связываться, всюду сидят их люди». «Каждый знает, что здесь творится. И никто ничего не делает против этой банды». С особой злостью комментируют  бездействие полиции и политиков. Многие уверены, что клан внедрился в парламент и органы власти ганзейского города.

Есть в Бремене недалеко от вокзала модный бутик. В ночь на 8 июля прошлого года его обокрали. Вынесли свадебные, вечерние, детские платья, прихватили колье и диадемы – всего на десять тысяч евро. Хозяйка бутика 38-летняя Диана и ее муж обратились в полицию. Полиция не слишком торопилась искать воров и супруги приступили к поискам самостоятельно. На их счастье, одна знакомая проболталась, что в турецко-курдском культурном центре гуляет большая свадьба, и гости вроде бы приоделись в наряды из ее гардероба.   Диана бросилась в этот клуб и видит, что все женщины, включая невесту, вырядились в украденные у нее платья. Диана тут же сфотографировала их и вызвала полицию. По вызову прибыли сразу восемь патрульных машин. Но не успели собаки-ищейки обнюхать всех присутствующих, как полиция отбыла восвояси. Мотивировка: сыщики разобрались, что на свадьбе гуляет публика особого рода, которая, как говорится, требует любезного обращения, поскольку принадлежит к тому самому «неприкасаемому» клану. Вещественные улики конфисковать не удосужились, личности подозреваемых не  установили.  По указанию полицейских чинов Диана вынуждена была стереть сделанные на свадьбе фото. Адреса и личные данные супругов записывались в присутствии подозреваемых, один из которых сразу же пригрозил Диане: тебя мы расстреляем, а магазин сожжем.  В подтверждение своих намерений он ударил ее на глазах безучастных полицейских, а те даже отказались принять заявление о рукоприкладстве.

Когда эта история стала обрастать слухами, полиция передала в прессу официальное заявление: «После бесед с пострадавшей предпринимательницей, руководителем группы быстрого реагирования… установлено, что по тактическим соображениям полицейское вмешательство не требуется». И далее очень путаная фраза о том, что «предотвратить эскалацию событий на месте и обеспечить расследование» возможно и другими средствами.

Криминализация города и бедлам на всех уровнях власти, видимо, допекли бременцев настолько, что они создали общество избирателей под названием «Бюргер ин Вут» («Граждане в ярости») и провели в «бюргершафт» (городской парламент) своего представителя Яна Тимке, который обратился к властям с депутатским запросом по поводу криминальных делишек иноземного клана. Но бременский сенатор по внутренним делам, социал-демократ Ульрих Мойер не нашел повода для тревоги. «Создается впечатление, что клан пользуется в Бремене особыми привилегиями, которые и не снились простым бременцам», - сетует Тимке.

Тем временем ободренные покровительством полиции члены клана совершают новый дерзкий налет - на «бистро» «Фоениция». Но, похоже,  всему есть предел. Местные политики, наконец, заявили о «нулевой толерантности» по отношению к криминалу и о готовности уже до наступления нового года нанести удар по распоясавшемуся преступному клану. Даже сенатор Мойер пробормотал что-то о «горячей осени» борьбы с преступностью, которую, впрочем, тут же и отложил до лучших времен. А на запрос Тимке по поводу выдворения из Германии криминальных дельцов, ответил, что этого не следует ожидать. Члены клана, по его словам, имеют турецкое гражданство, то есть являются «квазигражданами ЕС»,  и их высылка будет нарушением установленных «европорядков».

А что же бременский суд? Наказал виновных? Процесс буксует. По всей видимости, Халил и Али сумеют избежать длительного тюремного срока. Ключевой свидетель, некто Сервет, в суде отказался от данных в полиции показаний и клятвенно заявил, что этих «пай-мальчиков» он давно знает с лучшей стороны.

«После 1989 года наша страна стала несвободной, жестокой и склонной к насилию, - свидетельствует известный немецкий философ Бернд Рабел. – Право на свободу мнений у нас больше не обеспечивается и всякое указание на гибель права, законности и справедливости трактуется как проявление фашизма». Хватит ли у жителей Гамбурга, Бремена да и многих других, находящихся в схожей ситуации немецких городов, силы и смелости спросить с собственной власти – и спросить по гамбургскому счету (что значит, строгому, бескомпромиссному) - за творимое беззаконие, за очевидную коррумпированность ее чиновников?

Игорь Макаров,

Москва-Бремен


Tags: европа, идеология, катастрофа, мультикультурализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments