Дивлюсь я нa небо... (procol_harum) wrote,
Дивлюсь я нa небо...
procol_harum

Categories:

1812-й. Патриоты и невозвращенцы

Невозвращенцы 1812 года

«Полковника Засядко денщик, довольно смышленый, вздумал из-под ведомства военного освободиться и жить по-французски, пользоваться свободою, убеждая себя, что в настоящее время он не находится в России, под грозою, а в свободной земле, Франции... ...и, пришед к полковнику, сказал: «Отпустите меня! Я вам долее не слуга!» – «Как? Ты денщик: должен служить, как тебя воинский устав обязует!» – «Нет, г. полковник, теперь мы не в России, а в вольной земле, Франции, следовательно, должны ею (свободой) пользоваться, а не принужденностью!»

«40 тысяч невозвращенцев из армии победителей, и не дворян, а мужиков! И это несмотря на зверскую «дисциплинарию», которую в порядке вещей считали доблестные освободители России от французского ига. Мотив солдата был самый что ни на есть политический: он желал «пользоваться свободой», какую нашел лишь на чужбине».

А в это время в России:


Театры в 1812 году.
К концу 1812 года общественное мнение России, по словам историков, было до того возбуждено против французов, что французские спектакли в Петербурге не могли продолжаться.

17 ноября, Нарышкин дает следующее предложение конторе императорских театров : «Препровождая при сем полученный мной Высочайший Его Императорского Величества рескрипт об увольнении французской труппы- -предлагаю, по получении сего, немедленно сделать надлежащее распоряжение». В этом рескрипте повелевалось распустить всю труппу, удовлетворив ее по настоящее число жалованьем.

Тем из французских артистов, которые выслужили сроки для получения пенсии, было дано повеление о производстве пенсионов. Проездные деньги были выданы только тем, которые не получили пенсии. Всего было уволено девятнадцать французских актеров и актрис: Делиньи, Лизьер, Деспасси, Декруассе, Фражер, Андрие и т.д.

* * *
Запрещение французских спектаклей продолжалось до 1817 года, когда в петербургском обществе снова вспыхнула страсть ко всему французскому. Правительство должно было уступить. [...]

Единственная французская артистка, не покинувшая Россию во время войны с Наполеоном была знаменитая Жорж, бывшая одно время фавориткой Бонапарта. Все врем пока длилась война, она оставалась в Петербурге, переживая все удачи и неудачи «великой армии» в чужой, враждебной стране.

К Наполеону, несмотря на долгую разлуку с ним, она по-прежнему относилась с любовью, и когда Петербург праздновал освобождение России от его нашествия, когда на улицах была иллюминация, а в окнах всех домов зажигались свечи, она одна не разделяла общего ликования и ее дом стоял мрачным и темным, посреди всеобщего веселья.

Об этом немом протесте было доложено Александру I, но победитель справедливо взглянул на поступок француженки и просил не беспокоить мадемуазель Жорж, исполнявшую только то, что повелевал ей долг и любовь к родине.

Петербургская газета, 1912, 10 сентября.

Tags: наполеон, россия, франция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments