November 3rd, 2020

Евреи России во время Первой мировой войны

С Россией они разделались. Теперь Америку рушат. Даже интересно, удастся ли? Ведь с тех пор все командные посты там и во всем мире захватили.

Железо против золота (начало)


«Золото убило больше душ, чем железо тел».
Вальтер СКОТТ.

«Стать евреем нельзя, но и перестать быть им невозможно».
А.С. ШМАКОВ.

«…Каждый еврей должен помнить, что его судьба тесно и неразрывно связана с судьбой общего освободительного русского движения».
П.Н. МИЛЮКОВ.


Реальным сообществом, из которого действительно рекрутировались шпионы, были евреи прифронтовой полосы. Что бы ни утверждали их соотечественники и нынешние политкорректные историки, а на этот счет имеются всё же неоспоримые свидетельства…
В 1911 г. в специальной статье «О разноплеменности в населении государств» известный военный деятель и, что немаловажно, большой либерал Д.И. Милютин определенно утверждал: «…Неприятель найдет в еврейском населении готовых к его услугам шпионов, проводников и всякого рода ловких агентов» (Е.Ю. Сергеев «“Иная земля, иное небо…” Запад и военная элита России (1900-1914 гг.)». М. 2001. С. 194).
Все эти рассказы современных глашатаев толерантности о «добросовестной службе множества евреев», о «героизме солдат-евреев» и верности их России – не более чем отдельные факты, никак не могущие подменить собою основной гораздо более репрезентативной тенденции.
Командиры всех расквартированных перед войной на западной границе Империи воинских частей прекрасно знали, чего можно было ждать от местного еврейского населения.
Назначенный незадолго до открытия боевых действий командиром 10-го Донского казачьего полка генерал П.Н. Краснов писал, что мобилизационная часть его полковой канцелярии обладала не только «австрийскими до Львова и Перемышля» картами, но и сведениями о «дислокации австрийских войск с именами всех начальников, до командиров эскадронов, включительно». По его словам, они постоянно уточнялись и перепроверялись. Указывал он и на источник этих сведений: «…Часто можно было видеть по вечерам полкового адъютанта Константина Помпеевича Бочарова, где-нибудь в укромном месте в таинственной беседе с подозрительного вида евреем, а после таковой беседы появлялись исправления в дислокации и списках австрийцев в Раве Русской, в Ржешуве и других городах приграничной полосы» (П.Н. Краснов Полн. собр. Соч. Т. 13. Подольск. 2010. С. 418).
Приезжавший в июне 1915 г. в Барановичи и имевший с протопресвитером Георгием Шавельским продолжительную («около трех часов») беседу главный раввин Москвы Яков Мазе, пытавшийся убедить своего соплеменника «повлиять на Верховного» в благоприятном для евреев смысле, утверждал, что «все нападки на евреев преувеличены, что евреи, – как и все другие: есть среди них очень достойные, мужественные и храбрые, есть и трусы; есть верные Родине, бывают и негодяи, изменники. Но исключение не может характеризовать общего. Всё еврейство – верно России, желает ей только добра. Огульное обвинение еврейства является, потому, вопиющей несправедливостью, тем более предосудительной и даже преступной, что оно может повести к тяжелым кровавым последствиям» (Протопресвитер Георгий Шавельский «Воспоминания последнего протопресвитера Русской Армии и Флота». Т. 1. С. 273).



Яков Мазе (1859–1924) – главный раввин Москвы с 27 октября 1893 г.
В 1914 г. от имени евреев Москвы он докладывал Императору Николаю II в Большом Кремлевской Дворце об устройстве в московской хоральной синагоге лазарета для раненых. В июле 1921 г. произошла встреча Мазе с Лениным. При этом принимавший в ней участие М.И. Калинин выразил якобы недоумение, почему «евреи не идут рука об руку с коммунистами, так как после революции они много приобрели»: https://ru.wikipedia.org/wiki/Мазе,_Яков_Исаевич

Система доказательств весьма изощренная, успешно применяемая и до сих пор. Однако – обратите внимание – о. Георгий, происходивший из семьи, вырвавшейся из затхлой и удушающей атмосферы черты оседлости, а потому хорошо знавший, что скрывалось под привлекательной упаковкой внешнего гуманизма, вынужден был всё же охладить пыл красноречивого раввина: «Как ни тяжело было мне, но я должен был рассказать ему всё известное мне о поведении евреев во время этой войны. Он, однако, продолжал доказывать, что все обвинения евреев построены либо на сплетнях, либо на застарелой вражде известных лиц к евреям» (Там же).
Collapse )

Flag Counter