August 21st, 2020

Захват и удержание Навального



Самолет для эвакуации Алексея Навального в Германию приземлился в Омске, но консилиум врачей признал политика «нетранспортабельным» и отказался разрешить его перевозку…

Ни у кого не должно быть сомнения, что у нас правящая партия – ФСБ. А ЕдРо – это её внешний аспект. Спецслужбы России управляют государством посредством спецопераций. Подобная спецоперация сейчас происходит в Омске, где отравленный Навальный заблокирован теми, кто ею руководит.

Навальный и шагу сделать не мог, без того, чтобы за ним не следили. Везде и всегда была «наружка», даже за границей. Половина Лубянки работала на Навального. Фабриковали уголовные дела, давили на родственников, угрожали, нападали, подсыпали, обливали, травили — это всё делала власть с Навальным. Они очень его боятся, потому что Навальный — независимый политик, который не прогибается.

Больница в Омске, где находится Навальный, заполнена гебешниками, их больше, чем врачей. Главврач больницы – члена ЕдРа. Нет никаких сомнений, что это спецслужбы запрещают главврачу омской больницы дать разрешение на транспортировку Навального в профильную европейскую клинику. Потому что они сами его отравили и им нужно время, чтобы следы отравления исчезли.

Самолет, который должен был забрать Навального в немецкую клинику, сел в омском аэропорту. Сколько он там пробудет - неизвестно. Утром омские врачи отказались давать разрешение на перевозку оппозиционера за границу, несмотря на желание родных Навального.

Flag Counter

21 августа 1991. Как не использовали открывшееся окно возможностей



В тот день я возвращался с Полтавщины, ехал поездом Днепропетровск – Ленинград. Утро было унылое – путч, ГКЧП, арестованный Горбачев, по радио с утра сводка с полей и сколько шахтеры выдали угля на-гора. На станциях выскакивал из вагона с радиоприемником и пытался поймать новости. И вдруг что-то переломилось, сначала пошли осторожные сообщения, потом повалило. Путч потерпел поражение. На станциях вокруг меня с приемником стали собираться люди: «ну что там? Ну как там?» Потом в поезде включили поездное радио и все слушали трансляцию из Москвы. Это было самое сильное и радостное переживание за всю жизнь.

Злопыхатели примолкли. Очень скоро, однако, они перешли на новые темы. Что, мол, теперь нам грозит вечная и унизительная нищета. «Что толку от ваших свобод, если у вас никогда не будет денег, чтобы поехать за границу?» В эмиграции особо недовольны были победой над ГКЧП. Некоторое количество людей успело за три дня получить статус политического беженца, которое перестали предоставлять. Французские СМИ стали обвинять Ельцина в «национализме» (Западу нужен был Горбачев, который якобы воплощал «социализм с человеческим лицом»). М.В.Розанова вообще разозлилась не на шутку (на самом деле это А.Д.Синявский), она так и призналась: «мне очень не нравится вся их эйфория по поводу победы над путчем». Особое раздражение у нее вызывал Андрей Чернов, пребывавший в этой эйфории.

Евреи ломанулись – кто в Израиль, но больше в Германию и в США. Почти все выехали. Тоже интересный феномен.

Но и победившие путчистов очень плохо сработали. Ельцин сам не понимал, что надо делать, а разные люди давали ему ошибочные советы. Так, запретил КПСС. Но при этом осталась КПРФ, которая десять лет вставляла палки в колеса и препятствовала развитию. Т.е не осудил марксистскую доктрину. Не провел люстрацию, которая не позволила бы гебухе занимать какие-либо государственные и административные должности. Интеллигенты воскликнули: «не допустить охоты на ведьм», т.е. чтобы не преследовать коммунистов и гебешников. Чтобы не было расправы. Начали войну с Чечней. Начали войну за отхватывание от Грузии Абхазии (1992). Также Приднестровье. Ельцин не контролировал силовиков. Еще можно было исправить ситуацию в 1993 году, повод был. Т.е. второй раз открылось окно возможностей. Нет, не использовали. Арестовали мятежников и тут же выпустили. В общем, плохо. Историческая оценка России – «плохо» или даже «очень плохо».

Flag Counter

21 августа 1968: вторжение в Чехословакию



Тоже наша мерзопакость была. Якобы мы опередили на два часа ФРГ, которая собиралась захватить эту страну. А мы спасли ее. Так рассказывали тогда. (Борис Ельцин официально принес извинения за советское вторжение.) А люди были поганые, я помню. Большинство либо молчало, либо оправдывало вторжение. Отношение к Чехословакии было своего рода индикатором порядочности. Если выступал против, то такого можно было считать приличным человеком. К сожалению, большинство людей оказались неприличными. В те времена многие поссорились, причем основательно и окончательно. Поддерживать отношения с людьми (и с родственниками!), которые были за СССР, было невозможно.

Но в то же время в СССР было немало ненавистников советского строя и немало людей, поддерживавших Чехословакию. Но тайно. Это уже было осенью. Выпустили документальный фильм о событиях в Чехословакии, и о нем сразу зашептались. Автор фильма использовал «метод широкого цитирования противника» - так это тогда называлось. Т.е. показал много того, что не должен был увидеть советский зритель. Показал протестную толпу, горящие советские танки, также проскочили высказывания чешских политиков.

Фильм шел в кинотеатре документальных фильмов «Знание» на Невском, я за часа три купил на него билет, т.к. знал, что попасть в кинотеатр будет трудно. Прихожу к началу, курю перед входом. Ко мне подходит мужик и просит продать билет. «Да зачем вам этот фильм, там ерунда какая-то, продайте билет мне». Не отвязаться было от него. Еще кто-то просил. Потом стояла уже толпа, спрашивающая «лишнего билетика». В кино публика была своя, особая, понимающая друг друга по взглядам. Собрались единомышленники.

См. также:

50 лет назад: советское вторжение в Чехословакию

Чехи: народ, который не воюет

Flag Counter