November 2nd, 2011

Кончаловский о православии

И третий фактор – религия. Христианская православная религия. Это очень такая, я бы сказал, серьёзная и деликатная тема. И я бы не хотел никого обижать. Я знаю, что люди по-настоящему православные, верующие, воспринимают любую критику в адрес христианства как оскорбление. И это одна из крайностей и христианства и ислама, когда любая критика в адрес религии воспринимается как оскорбление. Не надо бояться критики, если мы правы, бояться нечего…

Ну вот, если говорить о христианстве, то я дам тут одну интересную статистику по трём основным христианским конфессям в Европе.

Согласно индексу человеческого развития ООН (самая развитая страна - «1», самая отсталая - «62»), показатели таковы:
протестантские страны - 9,2;
католические – 17,4;
православные – 62,6.

Убедительные цифры. Почему так? Вот посмотрите, Греция в полном, так сказать, дерьме. Но почему Греция, а не Эстония имеет такой дефолт сейчас? Никто не виноват, как говорится. Полагаю, что какие-то проблемы в русской ментальности связаны с нежёстким этическим кодом православия. Например, в православии нет смертельного греха. Любой грех искупается в православии раскаянием, исповедью в храме. В восточной церкви нет понятия смертного греха, когда совершивший смертный грех неизбежно будет лишён благодати Божией и будет «гореть в аду».

Это интересная вещь, потому что, если у первоклассников спросить, какого они хотели бы иметь учителя, то они конечно скажут, что они хотели бы самого доброго учителя, который позволит им прыгать с парты на парту, и швыряться фантиками. Понимаете, вот это вот добрый учитель. Добрый Бог.

Лев Толстой написал по этому поводу: «…в периодическом прощении грехов на исповеди вижу вредный обман, только поощряющий безнравственность и уничтожающий опасение перед согрешением». Мне тоже кажется, что православный Бог очень добр, прощает многое, если искренне раскаяться на исповеди. Может быть, здесь и коренится какое-то лёгкое отношение к закону. Нарушение, которое православного человека в итоге не приводит ни к Божьей, ни к кесаревой каре. То есть ответственность индивидуума перед Творцом невысока, и планка снижена очень. И это тоже одна из причин, почему у русского человека такое низкое чувство ответственности…

Отсюда.