Дивлюсь я нa небо... (procol_harum) wrote,
Дивлюсь я нa небо...
procol_harum

Categories:

Румыния, Молдавия, коммунисты, евреи

Румынская коммунистическая партия была основана в 1921 году из большевистского крыла Румынской социалистической партии. Компартия Румынии с самого своего основания (1921) привлекла к себе преимущественно представителей национальных меньшинств. Ее основателями были еврей А. Доброджану-Геря и болгарин Х. Раковский.

Представители национальных меньшинств (в основном, евреи) играли важную роль в партийном руководстве до II мировой войны. Подпольное коммунистическое движение в Румынии было фактически полностью подчинено «заграничному бюро» партии в Москве.Коминтерн назначал руководящие кадры, включая генеральных секретарей, из числа людей, проживавших вне Румынии и не знавших жизни своего народа. Указания Коминтерна часто воспринимались как противоречащие национальным интересам Румынии. В довоенной Румынии коммунизм существовал на периферии политической жизни.

Румынские коммунисты, следуя указаниям Коминтерна, были против «Великой Румынии» и выступали за передачу Буковины и Бессарабии Советскому Союзу… Поэтому само членство в Коминтерне и в компартии было признано румынским правительством как государственная измена.

Так, например, в 1924 году Коминтерн организовал Татарбунарское восстание (на юге Бессарабии, ныне Одесская обл.) с целью создания «молдавской республики» на территории Румынии. Полностью финансируемое СССР восстание с поставленным из СССР оружием было подавлено румынской армией. Много погибших. Зачинщиков судили. Суд вызвал огромный международный резонанс. В поддержку судимых выступили Ромен Роллан, Максим Горький (не удивительно), Поль Лонжевен, Теодор Драйзер и Альберт Эйнштейн. Анри Барбюс лично приехал на процесс, чтобы вести протоколы. Анри Барбюс даже написал роман «Палачи», который создал для Румынии значительные имиджевые проблемы. (Т.е. все левые поддерживали сталинский Советский Союз!)

В состав Румынии входила Бессарабия, Кишинев. Вот как описывает довоенные настроения еврейской молодежи журналист Цви Кэрэм (псевдоним), бывший румын-кишиневец, впоследствии переехавший в Израиль:

«…немалая часть мыслящей еврейской молодежи телом и душой отдавала себя борьбе за иллюзорные "абсолютное счастье и полную свободу", о коих денно и нощно трубила советская разнузданная пропаганда — устная, по радио; в прессе и в литературе".


Пророчество румынского капитана:

«Мне вспомнилось одно из занятий в казармах Мальмезон, на северной окраине Бухареста (1939 г.). Был урок-собеседование, совсем незадолго до описываемых событий… Вел собеседование капитан Лучиян… Он говорил возбужденным тоном, этим фактически начав и закончив урок, после чего быстро вышел из класса:

— Господа студенты-допризывники, вот вы сидите здесь — румыны, евреи (подчеркнуто), русские, венгры (подчеркнуто)... — его голос дрогнул. — Не дай Бог, чтобы осуществилось то, о чем говорится в последних донесениях! Если когда-нибудь придут Советы, над вами всеми опустится вечное молчание, недовольных не будет: они исчезнут перед тем, как успеют высказать свое недовольство. Да, вы будете кусать пальцы и вспоминать то, что безвозвратно потеряно. До свидания!..

Мы сидели в гробовом молчании. Пророческие слова! Вскоре нам суждено было на себе, на собственной шкуре ощутить палящую правдивость того, что капитан Лучиян сказал нам тогда, в казарме Мальмезон. Сколько раз потом, в самые тяжелые моменты "счастливой житухи в стране освобожденного труда", я вспоминал взволнованного капитана Лучияна!.. Постепенно во мне осело бетонной твердостью скрепленное опытом убеждение, что коммунизм-советизм — не что иное, как кровавая возня группы политических авантюристов. Они готовы на все, в том числе на ликвидацию цивилизации планеты Земля! Их основной метод — одурманивание миллионов людей в мире путем внушения животного, всеподавляющего страха!»

Еврейская энциклопедия сообщает:

«После установления коммунистического режима в Румынии реальная власть сосредоточилась не в руках номинального главы партии Г. Георгиу-Деж (этнического румына, «посажённого», который лишь после смерти Сталина стал вести свою игру), а в руках группы коммунистов, прибывших из Москвы с советской армией в сентябре 1944 г. (Анна Паукер, Т. Джорджеску, В. Лука – все евреи). Устранение Анны Паукер и ее группы (май 1952 г.) соответствовало общей почти всем восточноевропейским странам линии на замену лидеров-евреев, присланных из Москвы, местными коммунистами. Но все равно еврей из Бессарабии Иосиф Кишиневский (Ройтман) был введен в состав политбюро, а преемником Паукер на посту министра иностранных дел стал еврей С. Бугичи. Последовало падение И. Кишиневского (июнь 1957 г.), обвиненного вместе с другим членом политбюро М. Константинеску (неевреем) одновременно в «правом» и «левом» уклонах (черт знает что!). Опального Кишиневского сменил на посту руководителя отдела агитации и пропаганды другой бессарабский еврей Л. Рауту, ставший в конце 1955 г. кандидатом в члены политбюро».



После смерти Сталина Георге Георгию-Деж, оставаясь в советской орбите, стал проводить политику независимого «национального пути». После ХХ съезда КПСС, когда Хрущев приступил к разоблачению Сталина и его преступлений, Георгию-Деж тут же развернул кампанию против евреев-сталинистов – Анны Паукер, Лука и Джорджеску, обвинив их в «эксцессах» 40-х и 50-х г.г.

Несколько слов об Анне Паукер:

Анна Паукер, урожд. Ханна Рабинсон, 1893 — 1960) — министр иностранных дел Румынии и фактический лидер РКП в конце 1940 — начале 1950-х гг. Сталинистка. Аллегорически изображена под именем Ганна Лихте в советском фильме «Заговор обречённых». Жена Марчела Паукера. Отстранена от власти в 1952 г. Георге Георгиу-Дежем в результате кампании, направленной против «сионистов» и «космополитов».

А. Паукер была арестована в феврале 1953, но после смерти Сталина освобождена и помещена под домашний арест. Последние годы работала переводчицей французского и немецкого языков (и что влекло к марксизму и коммунизму эту образованную даму?) Вот она:



«Банда евреев, приехавшая на советских танках». Сергей Демьянов о румынском социализме:

«Румынскому массовому сознанию начала 1950-х руководство страны представлялось бандой евреев, приехавших в обозе советской армии. Налицо были и исторические аналогии – СССР представал как новая Турецкая империя, евреи как новые фанариоты. Георгиу-Деж, торжественно провозглашавший «У нас только один родной отец – товарищ Сталин» и называвший главную румынскую еврейку Аннушкой, мог сойти за местного князя. Но явно не за Михая Храброго, а только за раболепного Михню.

На самом деле советское господство сильно отличалось от турецкого. С одной стороны, СССР и коммунисты перепахали румынское общество куда более глубоко и жестоко, чем османы и фанариоты. С другой, турецкая власть казалась бесконечной, а господство Советского Союза кончилась неожиданно быстро».

Наконец убрали, убрали всех евреев-сталинистов и не сталинистов.

В 1958 году Георгиу-Дежу удалось уболтать Хрущева, чтобы тот вывел из Румынии советские войска.

В марте 1965 года Чаушеску одержал победу в схватке за власть и стал первым секретарём Румынской коммунистической партии.

Чаушеску выступил с осуждением вторжения СССР в Чехословакию в 1968 году и в некоторых других вопросах также придерживался независимого от Москвы курса во внешней и внутренней политике. В 1974 году он объявил себя пожизненным президентом. С середины 1980-х годов начали ходить слухи о том, что Чаушеску намеревается сделать пост президента наследуемым и планирует передать власть сыну. В Румынии существовал культ личности Николае Чаушеску.

25 декабря 1989 года супруги Чаушеску были расстреляны на территории воинской части в Тырговиште. Компартия Румынии была распущена.


===
Молдова не стала исключением в том, что касается методов, к которым прибегала советская власть для закрепления на новых территориях,— расстрелы, репрессии, депортации, искусственный голод.

Советские войска вторглись в румынскую Бессарабию и Буковину 28 июня 1940 года, вскоре после того как пала Франция. У Румынии союзников не оказалось, и ей пришлось уступить наглым требованиям Москвы. Из Бессарабии сделали «Молдавскую ССР», а Буковина стала одной из областей Украины.
О том, как жилось в румынской Бессарабии и как происходила советская оккупация, описано в воспоминания русской жительницы бессарабского городка Сороки Ефросиньи Керсновской (раньше эти воспоминания были в онлайне).

Кишиневский студент, учившийся в Бухаресте, в будущем журналист, Цви Кэрэм, так описывает приход советских войск в Кишинев. Собственно, об этом было известно заранее:

«В действительности же все мы — и я, и Рувин, и все-все остальные — из разных источников узнали, что вскоре Бессарабия и Буковина будут оторваны от Румынии, и поэтому каждый по своим причинам, ради своих целей "сматывался".

Эти коммунисты и почитатели СССР сматывались из Бухареста в Кишинев, а навстречу им шел другой поток – тех, кто бежал от советской власти, - бессарабские румыны и русские.

Вот как перед вторжением советских войск в 1940 г. в Бессарабию штурмовали последние поезда из Бухареста в Кишинев (напомню, что на тот момент Румыния была в антигитлеровской коалиции, а СССР – союзник гитлеровской Германии…):

«...В сознании молодого образованного еврея на Востоке Европы, в начале 40-х годов, на границе двух миров, последние кирпичики построенного кумира разлетались под стук колес скорого поезда "Униря", Бухарест—Кишинев... Подавляющее большинство пассажиров поезда были евреи! Обманутые евреи, в особенности — молодые, по пылкости и неопытности. Многие в ту пору еще находились во власти "красного дурмана". Покинув насиженные места, они устремились туда, где "все хорошо, все примерно, все решено, все справедливо, где господствует некая "братская дружба народов", где навсегда решен еврейский вопрос". "Ди бридер кумэн!" (идиш: братья идут!)

Всего лишь через несколько месяцев их тысячами, как стада скота, в скотских же вагонах, увозили в мертвые, холодные пустыни Сибири, Казахстана, Коми АССР. Многие из них остались там навсегда — трупами своими удобрили необъятные просторы сомнительной "Родины трудящихся мира"!»

(Автор этих строк, еврей, очень рано понял, что такое марксизм и коммунизм и отрекся от него, за что до сих пор, сейчас, в 2011 году, во всех кишиневско-израильских форумах его обзывают «городским сумасшедшим» и «нашей паршивой овцой». Увы, ничто не изменилось!)

В Бессарабии был филиал своей компартии, но это не имело особого значения, т.к. все равно все подчинялись Коминтерну:

Иван Короткий представлял бывшую компартию Бессарабии, кооптированную в 20-х годах в румынскую КП. Позже я узнал, что на протяжении более чем пятнадцати лет он был главным резидентом "эсэсэрии" в Бессарабии. После "освобождения" он внезапно исчез, говорили, что не без "положенной" пули в затылок, в одном из подвалов "спецслужбы".


Уход румын:

«Изредка колонны румынских войск пешим строем шли к вокзалу. По Киевской улице проползли маленькие танкетки. Высоко в небе парами, тройками проносились деревянно-полотняные истребители "П" — первые ласточки "с той стороны". Я оказался в патруле "местной обороны"».

Еврейские «отряды самообороны» разоружали румын, стреляли уходящим в спину. (Через год румыны вернутся, захватят архивы НКВД и выявят сотрудничавших с этой преступной организацией.)


Приход советских:

Советские танки в Кишиневе, 1940.



«Вдруг со стороны Александровской раздался гул и лязг танков: это, вероятно, они! Фима Г-вич, стоявший со мною на пару, мой давний друг, с испугом всматривался в темноту. Между прочим, он был одним из первых "местных красных", критиковавших с резкой прямотой многое из "новой жизни", навязанной Советами… Впоследствии он исчез в подвалах УГБ Кишинева. Он погиб от "положенной пули в затылок" за "антисоветскую деятельность"!

Что делать? Минуты молчания, ожидания... А гул все нарастал... Приставить винтовки к ноге и ждать: двигаться в этот момент — опасно?

Мы не успели приставить винтовки к ноге, как у поворота показалась легкая танкетка, ползущая прямо на нас. Пулемет повернулся в нашу сторону…

— Вы кто такие? Говорите громко!
— Местная оборона...
— Положите оружие на землю!

Мы молниеносно выполнили приказ. Командир выбрался из люка, спрыгнул на землю, за ним выполз водитель. К тому времени подошли еще танки — страшные чудища, каких мы еще никогда не видели. Все же один из красноармейцев нас бегло ощупал ("враг коварен"). "Ладно, братва, так положено! А теперь — домой! Спасибо за службу!"»

Братва…


Двадцать два года мы вас ждали

"Двадцать два года мы вас ждали! Двадцать два года!" На всех улицах, перекрестках бессарабские евреи, полные восхищения и любопытства, толпились вокруг групп красноармейцев, ловко подсылаемых командованием — "агитировать". Вопросы сыпались как из пулемета: "А у вас есть?.. А у вас делают?.. А у вас можно?.." Местные русские, румыны больше смотрели, слушали. Красноармейцы, как правило, ничего не спрашивали, все отвечали да разъясняли. В их речи то и дело слышны были повторения: "буржуи", "эксплуатация", "вас освободили", "империалисты", "Подождите, и у вас будет, еще не то увидите!"

Кишиневские евреи радостно встречают советских оккупантов, 1940 г.



Советские люди:

«У всех магазинов, что бы ни продавалось, толпились очереди. Группы красноармейцев или "гражданских", странно, прямо по-нищенски одетых, покупали все, абсолютно все! Не только покупочное "помешательство" удивляло в первые дни. Вид покупателей не менее удивлял: узкие, бесформенные брюки, белые — чаще серые "от чистоты" — косоворотки, перетянутые шнуром или очень узким поясом, рослые женщины в жутких, выцветших юбках (платья — на редкость), груди "наперехват" и т. д....

Я вспомнил увиденных как-то в центре города красивых белокурых женщин, молодых, рослых, прогуливавшихся в разноцветных шелковых ночных рубахах, перепоясанных шелковыми поясками, со шлейфом, как это было тогда в моде (производство "Тринако" или "Геркулес")! Эти женщины — "восточницы" (так называли в то время всех, кто прибыл из СССР) — нарядились в ночные рубахи, приняв их за выходные платья. Просто большинство из них никогда не видели, как выглядели современные европейские дамские ночные рубашки!»

Это как же отстали и одичали люди за советские 20 лет, что уж не бог весть в какой метрополии, как Кишинев, выглядели совершенными дикарями!


История одного еврея:

«Помню ясно, как в те мутные дни лета 40-го года один еврей из Бырлада (Румыния) с женой и сопливой дочуркой, некий Лейбович, вдруг появился у нас на пороге с тупой улыбкой безысходности на лице, таща свои нехитрые пожитки. Это был приятель моего старшего брата по некой подпольной деятельности. Он просил принять его хотя бы в какой-нибудь уголочек, ибо — о, кощунство в его устах! — "власти (Советы) не интересуются, где будут жить тысячи прибывших из Румынии" — поклонников и обожателей советской власти! "Вот, мы остались с ребенком на улице, — говорил Лейбович чуть ли не в слезах, — что мне делать, Боже мой?"

И мои родители приняли их. Они вселились в темную комнату без окон, бывшую ранее моей спальней. Там, по вечерам, Лейбовичи умиленно молчали. Но иногда он начинал тихим голоском: "Что ты скажешь, Е., как выглядят советские люди?!" Это тот самый Лейбович, который на упомянутом процессе Дамакинер—Фишер неистово и в деталях, "ему одному известных", распинался про "счастливую жизнь в Эсэсэрии".

Вот когда мы, евреи и неевреи, "сознательные и несознательные", увидели во всей ясности оскал "освободителей"! В те дни Адик Т. с пеной у рта на вечерних встречах "старых друзей-единомышленников" до тошноты продолжал бубнить о "наступившем счастье для всех". Рыжая Розенберг кричала пискливым голосом по радио о том, как тяжело живется... обманутым империалистами людям... на Западе. А Бубис разглагольствовал о том, как тяжело евреи живут в Палестине!

Но я и многие другие уже успели прозреть, более того — мы становились ясновидцами».


История другого еврея:

«Узя Т-н был очень красивым молодым человеком, сыном почтенных родителей, одним из активистов упомянутой мною студенческой федерации в Бухаресте (Яссах). Он отличался фанатизмом и любил изображать из себя некоего сверхчеловека. Он постиг только ему понятные, до глубины изученные "принципы революции" и величайшие, ни с чем не сравнимые "эпохальные достижения страны Советов". В Бухаресте он добрался до третьего курса юридического факультета и считал себя юристом. Советы сразу распознали в нем нужного человека и нашли ему место в подготовляемой бойне. Ведь "освобожденные" земли надо было "очистить от нежелательных элементов" — согласно догмам! Вот Узя Т-н и отдал себя телом и душой этой "очистительной" миссии! Он, оказывается, заседал в пресловутых "тройках". В 1944 году ко мне в руки случайно попали десятки длиннющих списков бессарабцев из захваченных архивов Сигуранцы (службы безопасности Румынии). Возвратившись в Бессарабию в 1941-м, румыны их, как видно, нашли в архивах НКВД Кишинева. В этих списках люди всех национальностей с указанием лишь фамилии, имени, отчества, года рождения, адреса, под шифром "С. С." (не гитлеровского — другого: "совершенно секретно"). Снизу красным карандашом буква "Р" (первая буква от "расстрелять") и подпись — советник юстиции У. Т-н. Уже один перечень имен своей суммарностью доказывал неопределенность, явную надуманность "вины" жертв. В списках я с удивлением обнаружил моего приятеля Ф. Г-ча, о котором я уже говорил вначале. Среди жертв были священники и лавочники, крестьяне и офицеры, портные, полицейские и чиновники… Я увидел в воображении новую религию, религию кровавую! Вот еще одна причина, почему у евреев не должно быть ничего общего с такой "религией"!


Устрашение:

«В репрессиях Советов, как видно, ничего не происходит случайно. Нет! Роковая ошибка многих на Западе именно в том, что они часто склонны смотреть на советские репрессии как на "перегибы и неточности в исполнении приказов свыше, со стороны местных начальников". Систему, методику репрессий мне удалось относительно быстро "расшифровать" — в них таинственность лишь для тех, кто этого никогда не видел, не пережил, этим не интересовался!

Итак, сначала идет подготовка: осенью 1940 года на улицы Кишинева начали систематически, каждую пару дней, выводить на маршировку части НКВД. В основном — на Александровскую улицу, уже успевшую стать к тому времени "проспектом Ленина" (ныне проспект Штефана Великого). Зрелище преследовало явную цель: показать неумолимую силу, напугать, навести страх на всех, сделать любую мысль о несогласии, о сопротивлении — неосуществимой, никчемной, смешной! Выводили одну роту, две, реже — батальон, в выходные дни дело доходило до целого полка и даже больше. Это были тщательно отобранные, здоровенные солдаты, длиннющие, до самых щиколоток, шинели делали их еще выше, чем они были в действительности… Добротные сапоги "в гармошку", наглые взгляды по сторонам на проходящих "винтиков" (определение советских граждан, данное Сталиным) — так выглядели в то мутное "освободительное" время наводившие нужную атмосферу ребята-энкавэдэшники из спецвойск. Они шли без оркестра, под песню. Как-то, серым днем глубокой осени, они отбивали шаг по улице Ленина, как раз перед венецианским зданием горсовета. Было немного прохожих, часов одиннадцать утра — и холод и настроение унылое. Я стоял на обочине тротуара, перед полупустым парфюмерным магазином "Тэжэ". Прохожие остановились, все было и интересно, и страшно. Каждый раз, под краткую, резкую команду, винтовки с штыками брались "к бою", потом снова — "на плечо" и опять через пару минут — "к бою!". В этих маневрах и заключался акцент "на устрашение"».


Парад освобождения совместно с эсэсовцами:

Совместный советско-нацистский парад, Кишинев, 1940


6 июля 1940 года Советы провели в Кишиневе так называемый "парад освобождения". Само название его — грубая подтасовка, ибо Бессарабию и Буковину не освободили, а силой оккупировали в преступном сговоре с Гитлером. Изумленные кишиневцы увидели, как новая власть удерживает народ далеко от проходящего парада (не менее 150 метров), так что его можно было разглядеть, пожалуй, только в бинокль. Все же собрались десятки тысяч людей смотреть, пусть издали, на парад... Я был в особенно выгодном положении, так как получил приглашение на трибуну. Трибуна была наскоро сделана из досок и напоминала большой ящик, поставленный вверх дном. Конечно, весь он был выкрашен в красный цвет и устлан молдавскими коврами. Когда я подходил к трибуне со стороны Гоголевской улицы, после бесконечных проверок энкавэдэшников в форме и без оной, я глазам своим не поверил. Во всю длину квартала, до самой Пушкинской улицы, как бы символизируя дружбу Сталин—Гитлер, по обе стороны улицы стояли в шеренгах вперемешку энкавэдэшники и... эсэсовцы! Да, не удивляйся, пораженный читатель, именно так — энкавэдэшники и эсэсовцы. Возможно, это была единственная в Истории, явная и неоспоримая демонстрация фактического тождества двух понятий! (По официальной версии, они прибыли в СССР, чтобы помочь репатриировать немецких колонистов с просторов России в германский фатерланд.)

На трибуне во время парада в Кишиневе в 1940 г. Энкаведешные упыри.



Первая депортация:

«А через несколько дней последовала сама "операция". В течение нескольких часов — с двенадцати ночи до позднего утра — сотни, тысячи семей были подняты с постелей, с больничных коек, взяты на улицах, на вечеринках, нередко из объятий возлюбленных и отправлены грузовиками на вокзал, где их ожидали длиннющие порожняки скотских вагонов. Там же, на вокзале, отделили женщин от мужчин. Душераздирающие сцены разрушения семей оставляли безразличными каменные сердца "ребят" Сталина—Берии. Уже к вечеру город был полностью парализован. Каждого охватил дикий страх за себя, за своих, к тому же еще и глубокое чувство беспомощного возмущения. Лишь мелкие группки злобных, вернее, жалких подхалимов, шкурников среди соседей или на работе выражали "радость и полное согласие с мудрой политикой партии и Самого". Они по-собачьи озирались на начальство — как Оно оценивает их рвение...

Как теперь уже известно, большая часть сосланных погибла медленной, мучительной смертью от голода, холода и непосильного труда на просторах ненасытной мачехи-Руси. Кем были высланные? Они просто были бессарабцами — владельцы магазинов и предприятий, портные и сапожники с Ильинского базара, с Азиатской, врачи, проститутки, рабочие, учителя, художники, чиновники, бывшие солдаты "Народной республики Бессарабия" (1918), цыгане, молдавские крестьяне, гагаузы (Советы просто не понимали, что это за таинственное племя — гагаузы, так не лучше ли выслать?!). Этот перечень можно было бы продолжить, но никогда не удастся увидеть в нем хоть какую-то человеческую, пусть даже "социально-революционную" логику. Все это — продуманный геноцид, отвечающий двум главным целям оккупантов: полностью уничтожить национальный характер захваченной территории — ее дерумынизация и совето-русификация и искоренить в зародыше любую мысль о сопротивлении! В одно и то же время, в те же часы дня и ночи, точно такая же операция, без изменений и дополнений, была проведена в сотнях городов и сел Бессарабии и Буковины. Некоторые села, более зажиточные, опустели, как после тяжелого мора или после войны! Одни лишь недоенные коровы да осиротевшие собаки подавали признаки жизни!»

Вот в этой фразе и выражена вся сущность марксизма и коммунизма, эта фраза - ключевая:

«Некоторые села, более зажиточные, опустели, как после тяжелого мора или после войны! Одни лишь недоенные коровы да осиротевшие собаки подавали признаки жизни!»


Первая волна выселений и расстрелов (1940-1941 г.г.):

«Первым руководителем органов внутренних дел Молдовы (тогда это ведомство называлось НКВД, объединенным с госбезопасностью) был сподвижник Лаврентия Берии генерал-майор Николай Сазыкин.

Уже в июле-августе 1940-го начались аресты сотрудничавших с румынской властью, подозреваемых в шпионаже в пользу Румынии и стран фашистского блока (Германия и Италия). Репрессии продолжались весь период пребывания Сазыкина на этом посту. Расстреливали за чертой города, ниже современной улицы Гренобля, где позже и были найдены останки погибших.

Сазыкин был убежден, что Молдова является опасным рассадником антисоветских настроений. В донесениях в Москву он всячески добивался принятия «по-настоящему крутых мер» - и получил согласие. Весной 1941 г. были составлены списки лиц, подозреваемых в антисоветской деятельности. Проведенная 13-14 июня 1941 г. акция высылки прошла буквально в последние дни пребывания Сазыкина на посту, когда он уже формально был освобожден от должности и готовилось назначение преемника. Поработали «на совесть», выслав более 25 000 человек. (После ареста и расстрела покровителя Берия Сазыкин впал в немилость. В 1956 г. как пособник Берия он был арестован и расстрелян – единственное, что отрадно, это то, что многих их них расстреляли!)





Выселение и уничтожение молдаван:

«Вскоре Л.И.Брежнев стал Первым секретарем ЦК КП Молдавии, то есть абсолютным хозяином этой маленькой республики. Там он вместе с генералом КГБ Мордовцем рьяно взялся за ликвидацию румынского характера Бессарабии — массовую высылку молдаван. В 1949 году вдруг были подняты с родных насиженных мест приблизительно полтора миллиона молдаван. Их расселили в отдаленных районах СССР… Операция была проведена быстро, четко. Важную роль в непосредственном ее осуществлении сыграл некий полковник Мильштейн. Жена Мильштейна, тоже еврейка, превосходила все то, что можно себе представить в области привлекательности. Они жили в одном из роскошных особняков в южной части Кишинева… Потом, когда Берия пристрелили, Мильштейна внезапно вызвали в Москву, и в подвалах Лубянки он получил положенную пулю в затылок. Не забыли и привлекательную мадам Мильштейн, которая подозрительно часто наезжала в Москву по одному и тому же адресу. Эти поездки оказались достаточным составом преступления, наказуемого знаменитым "накеншус".

Ну, а генерал Мордовец получил тридцать сребреников, остался министром госбезопасности Молдавии до самой пенсии и еще до недавнего прошлого величаво нес свою огромную тушу по тенистым улицам Кишинева (когда-то он весил 118 килограммов), опираясь на тонкий металлический стек...

Мильштейн



Йосиф Лаврентьевич Мордовец (1899-1976):




Мордовец:
"...а мы хороших вещей не делали, исполняли приказы, приходящие сверху. Расстреливали людей. В Министерстве внутренних дел есть два больших подвала, доходящих почти до Садовой (сегодня улица Матеевича – наше примечание), вверх". Было два места, где расстреливали людей: там, где прокуратура, генерал сам мне сказал: там где "Бучумул" сейчас, и здесь, в Министерстве внутренних дел. "Расстреливали людей и клали тела в ванные с кислотой, оставляли до утра, а утром те превращались в студень, сливали его в канализацию, а оттуда все попадало в Бык".

Цви Кэрэм:

«Вернемся к выселению молдаван: в 1940 году в Бессарабии проживали четыре миллиона молдаван-румын. После 1949-го в пресловутой "МССР" осталось немного больше двух миллионов. В наши дни (автор пишет в середине 1970-х) Молдавия — республика со смешанным населением, в которой молдаване составляют процентов пятьдесят! Кишинев с его шестисоттысячным населением — русский город, как большинство советских "республиканских столиц"...

По сей день власти продолжают битву против румынско-молдавского духа. Молдаване отстаивают свои национальные права, демонстративно говорят только по-румынски (а не на "птичьем наречии", придуманном малообразованным "тираспольским академиком" Чебаном). Молдаване придерживаются румынских обычаев, традиций, они телом и душой устремлены к истинной родине — Румынии».

///////

Теперь осталось рассмотреть еще одно странное образование, связанное с Румынией и Молдавией. Это МАССР, или Молдавская Автономная Советская Социалистическая Республика.

Эта автономная республика в составе Украинской ССР, существовавшая с 1924 года по 1940 год. Включала левобережную часть современной Молдавии и большую часть современной Украины (Одесской обл.). Инициатором создания автономии был Г.Котовский («блатной»). «Столица» находилась в городе Балта.

Однако Молдавская АССР была создана не как национальное государство, а как средство влияния Советского Союза на Запад. Численность молдавского населения на территориях, вошедших в состав МАССР, никогда не превышала и трети населения автономии.

Населению МАССР пришлось пережить все ужасы советского строя – Голодомор, массовые высылки, раскулачивание, коллективизацию и репрессии. Поэтому никакого образования в пику Румынии и никакой рекламы советского строя не получилось.

В 1929 году началось повторное выселение кулаков в Сибирь, Архангельскую область, на Соловецкие острова и на Новую Землю. В процессе раскулачивания у крестьян изымалось частное имущество, земля, часть урожая. Всё это в начале 1930-х годов стало одой из основных причин голода и бегства крестьян из МАССР в Румынию, а также выезд в другие регионы СССР. Число жителей МАССР, погибших от голода, оценивается в 20 000 человек. По данным румынской прессы того времени, столько же человек предприняли попытку к бегству в Румынию, при этом часть из них была задержана или расстреляна при попытке пересечь Днестр. Крупнейшим инцидентом во время миграции населения МАССР в Румынию стал расстрел советскими пограничниками 40 человек, пытавшихся пересечь Днестр по льду возле Оланештского леса…

В дальнейшем, уже после голода в конце 1930-х годов, в Молдавской АССР были проведены репрессии, коснувшиеся на этот раз, в основном, руководителей автономии и чиновников (перестреляли всё руководство…).

Всего в 30-е — 40-е годы на территории Молдавии (автономной и союзной республик) было репрессировано и осуждено, по различным оценкам, 75-81 тысяч жителей, из которых 51 542 были депортированы.

Молдавская АССР была создана как средство политического давления на Румынию. Однако в этом «давлении» советские власти метались из одного к другому. То они объявляли молдаван отдельной нацией со своим языком, то вновь считали молдаван идентичными румынам. С 1932 по 1938 г.г. для письменности использовалась латиница, т.е. румынский алфавит. Вот флаг МАССР того времени:



После создания Молдавской ССР в составе СССР молдавская автономия, вернее, ее западная часть, вошла в состав новой республики.




{C}

check site


{C}Craigslist Hit Counter
Tags: бессарабия, евреи, коммунизм, марксизм, молдавия, румыния, ссср
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments